Нанс Светланыч (the_nans) wrote,
Нанс Светланыч
the_nans

Category:

История экспансии Вьетнама в Камбоджу в прошлые века

Подобно кхмерам, вьетнамцы заявляют, что их обществу тысячи лет. Восходя ко второму веку до рождества Христова вьетнамское государство имеет совершенно другую историю, чем кхмерское. Вьетнамцы находились под прямым контролем своего могущественного северного соседа Китая более чем тысячу лет. Желание выжить под пятой Китая было тем, что отличает вьетнамцев от других, ныне забытых, народностей, граничивших с Поднебесной.

Будучи китайской колонией 1000 лет, вьетнамцы были вынуждены стать настолько китайцами, насколько это возможно для чужеземных варваров. Вьетнам управлялся по законам конфуцианства правительством, централизованным вокруг короля или императора. Вьетнамцы, как положено, имели собственный мандаринат, который представлял слой высокообразованного чиновничества. Китайский был официальным и научным языком. Вьетнамец, если у него были хоть какие-то амбиции, должен был овладеть китайским языком, китайскими манерами и китайским образом мысли. Все культурное окружение элиты было китайским — от роб, шлепанцев и штанов в качестве одеяния до пищи, которую ели палочками и норм поведения, взятых из конфуцианства.

Пока кхмеры строили свою собственную Анкорскую цивилизацию, многое перенимая из Индии, вьетнамская культура задыхалась под гнетом богатого китайского общества. Национальная культура выжила только во вьетнамских деревнях. Здесь говорили по-вьетнамски; здесь было далеко до местных властей. Вьетнамские деревни становились микровселенными внутри самих себя, огражденные от аристократической китайской культуры, которая контролировала их страну.

Эта одновременная эмуляция и отторжение Китая и китайских вещей продолжалась и в современном Вьетнаме. Вьетнамцы все еще восхищались многим в китайской культуре, но им необходимо было научиться отказываться от неё, если они хотели выжить как нация. На этом пути они стали лучшими «учениками» Китая — блестящими милитаристами, как их китайские правители, и фанатиками превосходства своей цивилизации — и сохранения её независимости.

Поэтому, в одиннадцатом веке, когда кхмерская культура достигла зенита, вьетнамцы только начинали путь к свободе от китайского управления. Но ни Китай ни их монгольские наследники не собирались так просто отказываться от своей «южной колонии». В тринадцатом веке вьетнамцам пришлось сражаться с монгольскими правителями, пытавшимися заново покорить Вьетнам, и на короткое время в четырнадцатом веке китайцам удалось снова править Вьетнамом. Но в 1428 вьетнамцы наконец-то полностью вернули себе контроль над родиной в долине Красной Реки.

Они уже начали свое расширение на юг. Вьетнамцы показали, как многому их научил Китай, который был завоевателем мирового уровня. Вьетнамцы почувствовали себя тесно в дельте Красной Реки. Эта большая плодородная долина выходит в залив Тонкин и окружена, почти огорожена, горами на севере, западе и юге. В каменных, покрытых лесом горах могли жить горные племена, но не равнинные вьетнамцы. Их влаголюбивая рисовая культура нуждалась в землях дельты.

Только на юге холмы отступали и открывали широкую, плодородную дельту Меконга. Вьетнамцы хотели расселиться на эту землю и, как они считали, защитить в процессе свою культуру. Там уже жили чамы и кхмеры. Это была земля камбоджийцев и она называлась Кампучия Кром.

Вьетнамская экспансия началась в одиннадцатом веке, когда они завоевали три северные провинции в битвах с чамами на территории современного центрального Вьетнама. За следующие 700 лет, укрепляя свою независимость от китайцев, вьетнамцы также перестроили своё общество на поддержку военного дела. Они ввели различные единые налоги на деревни и поделили армию на сухопутные и военно-морские силы. Правящие династии становились сильнее, увеличивая эти налоги и пропагандируя общую, военную цель в обществе. Они смотрели на Китай как на модель, эталон, чтобы измерять собственные достижения в походе на юг, на Меконг. Такое отношение сохранилось и в современности. Друг или враг, Китай оставался фокусом вьетнамского внимания, а государства Меконга — Чампа, Камбоджа или Лаос — неважно, рассматривались как младшие сообщества, а не соперники.

Поход на юг дорого обошелся вьетнамцам, приведя к китайской реконкисте и окончившись гражданской войной. Китайцы легко получили обратно контроль над Вьетнамом в 1407, пока вьетнамцы были обескровлены контратаками чамов. Но эти несчастья проложили дорогу восстанию, которое возглавил один из наиболее почитаемых народных героев Вьетнама, Ле Лой — крестьянин, который возглавил успешный двадцатилетний бунт против Китая и основал династию Ле.

И снова борьба за независимость вылилась в экспансию. При династии Ле вьетнамцы совершили масштабные завоевания на юге. Они сражались и пробивали путь к Нха Транг в дельте Меконга. Но это завоевание было настолько быстрым и динамичным, что среди элиты возникла вражда, которая вылилась в смертельное соперничество. Из этой вражды выросло деление Вьетнама на Северный и Южный.

Член семьи Нгуен был губернатором новой южной вьетнамской провинции, и в конце шестнадцатого века он объявил себя правителем вотчины, слишком далекой, чтобы оставаться под контролем двора Ле на севере. В ответ северные правители лишили постов при дворе всех остальных Нгуенов и обвинили их в укрывании налогов. Между севером и югом в 1620 началась война, которая продолжалась пятьдесят лет и закончилась разделением Вьетнама.

Освобожденная от власти Севера, династия Нгуена закончила продвижение на юг и к 1765 завоевала остаток территории современного южного Вьетнама. Они присоединяли эти земли в течение ста лет, пользуясь методами, которые работают до сих пор. Сначала соратники Нгуена использовали расколы внутри кхмерского двора, чтобы получить расположение и территории от камбоджийских соперников короны. Далее они открыто вмешивались в дела кхмерского двора, используя свое влияние на кхмерских правителей. Декадентство и слабость, царившие в кхмерской аристократии, располагали к такому вмешательству.

Народ Нгуена заселил новообретённые территории в манере, эхо которой также сохранилось в современности. Сначала они позволили нежелательным элементам своего общества открыть территорию — бродягам, дезертирам и изгнанникам из собственных деревень, всех, кто хотел избежать строгостей стратифицированного нгуенского общества. Потом государство назначило формальных переселенцев, которые отправились возделывать землю и строить новые деревни, облегчая участь переполненных и просто бедных провинций. И, наконец, землю начали давать демобилизованным солдатам в уплату за службу.

Северная династия решила усмирить эту, теперь обширную и благополучную, южную вьетнамскую территорию, и впервые объединить два Вьетнама. Но после войны, которая длилась более двадцати пяти лет, юг победил север и в 1802 заявил о переходе под свою власть расширенного от дельты Красной Реки до устья Меконга государства Вьетнам. Новый умеренный император перенес столицу в Хуэ, в центре Вьетнама, вместо Ханоя или Сайгона. Он также попросил и получил формальную инвеституру от Китая, чтобы подтвердить собственные права на трон. В процессе Китай даровал новому крупному государству имя — Вьет-Нам.

Вьетнам управлялся, поделённый на три региона — на севере был Тонкин, в середине — Аннам со столицей Хуэ, на юге была Кохинхина. Новоиспеченное государство оказалось немедленно втянуто в неприятности, связанные с соседней Камбоджей. Кхмерский двор снова погряз в семейных ссорах, и один из соперников-претендентов заручился помощью Сиама и привёл сиамские войска. Вьетнамцы, пытаясь опередить тайцев, поддержали слабого короля и восстановили его на троне. Но в 1831 Сиам нанес ответный удар и присоединил всю Камбоджу к западу от Меконга. Вьетнамский император отправил в поход 15 000 солдат, победил сиамов и в 1834 назначил марионеточной правительницей Камбоджи молодую кхмерскую принцессу, при которой вьетнамцы пытались встроить в свою империю то, что от Камбоджи осталось.

Современный событиям вьетнамский император Мин Манг был поклонником всего китайского и пытался «конфуцианизировать» Камбоджу, как Китай однажды конфуцианизировал Вьетнам на 1000 лет. В школах начали преподавать китайский и вьетнамский языки, внедрять вьетнамские обычаи. Страну поделили на новые провинции, подотчетные администрации Кохинхины. Вьетнамские подданные селились в Камбодже и подчинялись вьетнамским законам и властям, а не исполнительному аппарату марионеточной правительницы.

Камбоджийцы страдали от этого завоевания и поглощения в китайской манере семь лет, а потом в 1840 взбунтовались, перебив своих вьетнамских господ. Им удалось заставить Вьетнам признать, что он не может более напрямую править Камбоджей, но заставить его полностью вывести вьетнамские войска не вышло. В стране размещалось около пятидесяти вьетнамских фортов. И вьетнамский император не допустил бы такой потери.

«Иногда камбоджийцы лояльны; иногда они нас предают. Мы им помогали... и подняли их из грязи,» - говорил во время войны Мин Манг. «Теперь они восстали. Я в гневе... нужно изрубить их сотней ножей».

В 1845 году новым, более мудрым королём Камбоджи был найден компромисс — он принял одновременно протекцию и Вьетнама и Сиама. Но вьетнамская оккупация сохранилась в памяти современных камбоджийцев и поддерживала страхи, основанные на том, что вьетнамцы были «историческими» врагами Камбоджи.

Потом вмешалась Франция и нарушила баланс, достигнутый в 1845. Якобы защищая Камбоджу от тайцев, французы создали до этого немыслимое объединение «Индокитай», чем сделали Камбоджу ещё слабее и уязвимее для амбиций Вьетнама, чем раньше. Францухы начали свое завоевание Вьетнама в 1862, и к середине столетия колонизировали или оккупировали весь Лаос, Камбоджу и Вьетнам — новый Индокитайский союз.

Tags: when the war was over
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments