Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

я

Мой self-briefing

Внезапно оказалось, что для предполетной подготовки я, сама того не замечая, делаю дофига неочевидных вещей и использую кучу ресурсов, без которых бы, честно говоря, было бы сильно печальнее.
Итак, делюсь. Как я провел лето. Как я готовлюсь к полетам.

Collapse )

http://avialog.ru/articles/125-otsenka-pogody-v-maloy-aviatsii/ - еще про оценку погоды, точнее и подробнее, чем у меня. Автор честно готовил информацию.
я

Трудности Камбоджи с дипломатией и трудности дипломатов в Камбодже

К 1977 году партия начала арестовывать и уничтожать часть прибывшей из-за границы интеллигенции и сановников — записи Туолсленга говорят о 148, помимо тех, кто был убит или «исчез» за его пределами.
Эти новые жертвы должны были описывать свои «связи» - согласно новой системе раскрытия «шпионских гнезд» в стране, системе, которая, по словам Сари, была одобрена ранее в 1976. «Связи» были аналогом сталинистских методов чистки, где друзья, семья и коллеги-единомышленники считались виновными просто за связь с обвиняемым. Связи были политическим или социологическим аналогом семейных уз — в таблицах коллеги, члены ячейки партии, начальство и члены семьи человека были собраны воедино, как будто они prima facie представляли единую политическую тенденцию или ячейку некоей подпольной политической организации.
Collapse )
я

Внешняя политика и дипломатия Камбоджи. Возвращение заграничных кхмеров домой

Разбитый и сломленный, как и прочие жертвы Туолсленга, Кео Меас в конце концов сдался и написал, что этот компромисс не был честной попыткой примирить две фракции, а скорее заговором с целью подорвать легитимность Камбоджийской Партии. Имея это признание от Кео Меаса в руках, Пол Пот и верхушка партии могли спокойно менять цифры в юбилее. Кео Меас, более не нужный, был убит.
Год основания партии был немедленно изменён на 1960. В сентябрьском-октябрьском выпуске партийного журнала, передовица была посвящена шестнадцатилетию партии(А в сентябрьском выпуске партийного молодёжного журнала, опубликованном до признания Кео Меаса, речь шла о двадцать пятом юбилее).
Теперь лидеры партии могли подождать с обнародованием своей коммунистической сущности, как того требовал Китай, до тех пор пока не будут раскрыты и ликвидированы все члены заговора Кео Меаса. В одном из партийных документов лидеры заявляют, что давление, побуждающее открыто заявить о существовании партии, было велико, и исходило от «дружественных [иностранных] партий».
Collapse )
я

(no subject)

Elizabeth Becker - When the war was over - Cambodia's Reign of Terror

Империя террора в Камбодже

Эффективность террора почти на сто процентов зависит от степени социальной атомизации — возмутительно блеклый академический термин для того ужаса, который он обозначает. Чтобы террор можно было развернуть в полном масштабе, сначала должна исчезнуть любая оппозиция.

Ханна Арендт,

«О насилии», 1969

Я так устал, моя грудь горит огнём. Всё, что я вижу вокруг, пугает меня. Зрение моё затуманено. Но я перенесу страдания, чтобы увидеть тебя, моя возлюбленная жена. В этом цикле воплощений тебе назначена карма страдания. Нам обоим назначена карма страдания... Теперь я должен быстро сказать «прощай», слишком много слёз в моих глазах.

Письмо от товарища Дета,

члена Кхмер Руж, его жене Бофане,

Февраль 1976

Осенью 1975 принц Нородом Сианук оставил свой роскошный особняк в Пекине, чтобы начать путешествие домой, в революционную Камбоджу. Его маршрут был кружным и полным задержек. После Пекина он сделал краткую остановку в Пном Пене, чтобы воздать последние почести своей матери королеве Коссанак, а потом немедленно отбыл с дипломатической миссией в поддержку Кхмер Руж. Он достаточно увидел на родине, чтобы понять, что ожидает Камбоджу.

Сианук вылетел в Нью Йорк, где посетил Генеральную Ассамблею ООН 1975, повторив путь Иенг Сари, который ранее побывал там же как министр иностранных дел Камбоджи. Сианук хорошо сыграл. Он намеренно повторил ООН ту же ложь, что и Иенг Сари, о том, что эвакуация прошла «без кровопролития», что сообщения беженцев о повсеместных казнях прежних военнослужащих необоснованны, что революция «самодостаточна» и не нуждается в помощи из-за рубежа.

Выполнив свою миссию, Сианук оставил Нью Йорк, заявив, что хочет совершить поездку по одиннадцати странам - Албании, Сомали, Йеменской Республике, и им подобным, прежде чем вернуться в Камбоджу. Камбоджийцы, служившие Сиануку в изгнании в Пекине, оставили службу. В частном порядке принц предупредил их об опасностях, которые их ожидают и они укрылись во Франции. В Париже они отрицали всё, что принц говорил для ООН про Кхмер Руж. Они говорили, что новые революционеры отбросили обещанную во время войны либеральную программу и что они опасаются, что истории беженцев могут быть правдой. И они боялись возвращаться в Пном Пень.

Collapse )

я

Распределение ролей в послевоенной Камбодже и подготовка к новому этапу революции

Elizabeth Becker - When the war was over - Ultimate Revolution

После инцидента с Майягуэс Кхмер Руж вернулись к вопросу самоорганизации и революции. Была сформирована национальная армия, военные зоны переформированы в свой послевоенный вид, а город подготовился к приёму бюрократического аппарата — министерств, партийных организаций — и промышленности. Ещё рано было заменять Сианука Пол Потом, согласно расчётам партии. Но некоторые из ключевых фигур в министерстве уступили места партийным лидерам уже к августу. Иенг Сари стал министром иностранных дел, сменив на этом посту Сарин Чхака, главного эксперта Камбоджи по взаимоотношениям с Вьетнамом и человека, казалось, опасающегося вьетнамцев ещё больше чем даже Иенг Сари, урождённый Кампучия Кром. Сон Сен, член Марксистского кружка, вернувшийся в Пном Пень из Парижа после Женевского Соглашения, стал новым министром обороны. Сари и Сен оба были членами постоянного комитета. Они выдвинулись на ключевые роли до того как прежнее правительство было официально расформировано, чтобы убедиться, что истинное лицо Демократической Кампучии будет представлено внешнему миру и защищено от него.

Collapse )

я

Внезапная встреча Кхмер Руж со внешней политикой

Elizabeth Becker - When the war was over - Ultimate Revolution

Кхмер Руж ожидали конфронтаций со своими внутренними врагами, оставшимися с военного времени. Чего они не ожидали так это внезапного появления угрозы со стороны. Вьетнамцы, их страшные союзники, не теряя времени представили Камбодже первую проблему из длинной серии конфликтов во время первого месяца правления Кхмер Руж.

После победы во Вьетнаме ожидалось, что вьетнамские войска покинут приграничные лагеря в Камбодже, которые они использовали для войны с американской и южно-вьетнамской армиями. Но вьетнамские коммунисты не торопились отступать с территории Камбоджи, особенно в провинциях Ратанакири и Мондулкири. Кхмер Руж начали с официального запроса в Ханой, с просьбой отозвать войска на родину. Они получили косвенный ответ в виде заявления, что часть указанной территории является вьетнамской, и вьетнамские войска остаются в родной стране. Мгновенно вдоль границы вспыхнули локальные стычки. Эти конфликты были причиной дебютной встречи вождя Восточной, Со Пима с Центром. Пол Пот и партия выговорили Со Пиму за неспособность предотвратить стычки его войск с вьетнамскими и предупредили секретаря Восточной, чтобы тот держал своих людей в узде.

Collapse )А ведь не напугай Кхмер Руж США, могла бы разгореться война с Вьетнамом, и тогда вопрос революции, возможно, решился бы совершенно иначе.

я

Красные Кхмеры и Вьетнам, крестьянство, Сианук...

Elizabeth Becker - when the war was over - the White Crocodile

Среди вернувшихся был молодой прокоммунистически настроенный камбоджиец Иенг Лим, которому пришлось оставить страну в 1955 по вьетнамскому приказу, и отправиться за границу на польском корабле, замаскированном под вьетнамский, чтобы обойти ограничения Международной Комиссии по Контролю за исполнением Женевских Постановлений. Он вернулся в Камбоджу в начале войны в 1970, оставив на севере Вьетнама жену, и, следуя указаниям Сон Нгок Мина, который, как он считал, руководил коммунистическим движением в Камбодже, должен был с момента вступления на территорию Камбоджи, повиноваться распоряжениям партии. Лим и его товарищи по возвращению отправились домой по тропе Хо Ши Мина, их путешествие заняло три месяца по непростому и опасному ландшафту.

Collapse )

я

О том, как королевская власть оказалась фатально далека от народа

Elizabeth Becker - When the war was over - The white Crocodile

Северный Вьетнам более не полагал Камбоджу нейтральной, используя как доказательство союз Лон Нола с Южным Вьетнамом. Камбоджа стала активным участником войны. В этом Северный Вьетнам нашел оправдание для атак на Камбоджу. Начались многочисленные разрозненные нападения на войска Лон Нола, около 150 солдат заняли город Саанг в Камбодже на три дня. В конце апреля китайцы созвали «Индокитайский Саммит», на котором встретились Сианук, представители Кхмер Руж и коммунисты Вьетнама и Лаоса. Единогласно было признано, что теперь вьетнамцы «союзники» легитимного камбоджийского лидера, принца Сианука.

Пока Китай посредничал в заключении альянсов и координировал Индокитайский Саммит, Советский Союз оставался в стороне. Китай претендовал на звание главного посредника в делах индокитайской революции. Советский Союз отказался разрывать связи с Лон Нолом и сохранил посольство в Пном Пене в течение всей войны. Кхмер Руж интерпретировали этот ход как одобрение со стороны СССР вьетнамской политики в Индокитае — отказа от поддержки их партии. Камбоджийская война и революция оказались очень тонким делом.

Collapse )

я

Белый крокодил

Elizabeth Becker - When the war was over - the White Crocodile

В первых числах марта 1970 по Пном Пеню ходили слухи, что возле столицы видели белого крокодила. Весть быстро распространилась. Белый Крокодил — один из самых могущественных и благоприятных символов Кхмерского потустороннего мира. Он присутствовал при рождении Камбоджи, а после отвечал за движение вод Меконга. По легенде именно он заставляет реку раз в год менять направление течения. В мир людей он приходит только когда народ Камбоджи находится на перепутье.

С течением дней истории о явлениях крокодила только множились. Кто бы ни стоял за распространением этих слухов, он планировал крутой поворот. И теплым вечером 18 марта 1970, президент национального собрания Камбоджи сделал краткое объявление на частоте правительственного радиоканала о том, что обе палаты правительства «лишают своего доверия принца Нородома Сианука как главы государства».

Collapse )

Вот эти вот белые крокодилы, почерневший меч и прочая местная фофудья, она показалась мне очень важной. Даже не потому, что Лон Нол в своих боевых действиях натурально наркоманил и шаманствовал, а как иллюстрация начальних стадий процесса соскабливания с кхмеров налета цивилизованности, который накопился у них за время общения с Францией. Дальше клюква становится только развесистей, что с одной что с другой стороны, и заявления о ритуальном поедании печени застреленного врага уже, в общем, не удивляют.

NB: Кстати, в Москву и Пекин Сианук собрался не просто так. По словам советских дипломатов(кажется, Ильинского, но не отвечу) в Москве Сианук пытался попросить политического убежища, но дипкорпус ответил уклончиво. Тогда он отправился в Пекин с той же, видимо, целью и, как показали дальнейшие события, не прогадал.

я

Сианук заигрался, коммунисты разбежались, а правые все поняли не так...

Elizabeth Becker - When the war was over - Path of Betrayal

Так или иначе, Самфан серьезно отнесся к своему назначению. Он проводил кампанию против дефицитного финансирования общественных нужд, утверждая, что это увеличивает инфляцию. Вместо этого он настаивал на государственном инвестировании в производственные предприятия. В частности он настаивал на политике жесткой экономии, совмещенной с увеличением налога на предметы роскоши, одновременно с реформами, смягчающими ущерб, наносимый этими мерами бедным слоям населения. Против него восстал частный бизнес, и в кабинете произошел раскол. Несмотря на это, часть реформ была принята, и в следующем году правое крыло лоббировало закрытие программы Самфана.

Collapse )Интересно все же, что бы было, если бы Пол Пот не удрал в джунгли как кот, в которого кинули сосиской, а принял бы вызов Сианука и вошел в правительство через открытые двери. Я в этой ситуации опять вижу непонимание между крестьянским и королевским взглядом на правила дуэли. И коренная ошибка принца была ровно в том, что он в конце концов отвлекся и забыл, с кем имеет дело.